Аутсайдер Премьер-лиги «Мордовия» в Москве сенсационно отобрала очки у «Спартака». Это случилось несмотря на то, что команда из Саранска испытывает большие финансовые проблемы, а также на добровольный уход из клуба главного тренера Андрея Гордеева. Илья Казаков побывал в городе, который в 2018 году примет матчи чемпионата мира, чтобы понять, какое футбольное будущее ждет Саранск.

Лапти, кофе, гармонь и кроты. Илья Казаков – о будущем Саранска

***

У меня была сумка и еще одна сумка, поменьше. В такси, везущим на Казанский вокзал, я разглядывал вечернюю дождливую Москву и думал о том, смогу ли я представить себя иностранным болельщиком, которому жребий на Кубок мира-2018 определил дорогу в Саранск на матч его сборной.

Футбольный путеводитель по городам мира

Пока получалось вполне. В Саранске бывать еще не приходилось, и путешествие обещало получиться с чистого листа: ни впечатлений, ни предубеждений. Только билеты на поезд да бронь номера в отеле – и готовность запомнить увиденное.

На Казанском вокзале было прохладно. Пивной бар с символикой футбольного «Локомотива» предлагал всем желающим насладиться последним матчем Кубка Гагарина. На высоких табуретах по периметру сидели три зрителя, я составил им компанию, но заказал чай. Купал пакетик в пинтовом стакане кипятка и разглядывал витрину с футбольной сувениркой, если изображение на телеэкране зависало. Когда до отправления поезда осталось сорок минут, «Магнитка» начала победный хоровод. Я взял сумку и вышел к поездам дальнего следования, чтобы сделать первое приятное открытие за поездку.

Фирменный поезд Москва – Саранск очаровал меня раз и навсегда. Наверное, это была любовь с первого взгляда. Два телевизора в купе, кондиционер, сейфы и соблазнительное предложение о заказе бесплатного зернового кофе и листового чая без ограничений по времени и количеству чашек.

Посмотрел на свой билет, перевел его цену в евро и подумал, что европейцам поезд должен понравиться еще больше, чем мне. Я был сыт и отпихивался от ужина, стоимость которого была уже включена в билет. Знакомые мне иностранцы вряд ли бы сделали то же самое. Не из жадности, а из принципа: если заплачено, значит, опцией надо пользоваться.

Лапти, кофе, гармонь и кроты. Илья Казаков – о будущем Саранска

***

Утро началось с солнца. Я ему радовался спокойно, а вот саранчане — восторженно.

— Вчера у нас лил дождь, — говорили они. – И завтра будет дождь.

Я смотрел на золотого Ленина и не мог догадаться: памятник вождю действительно выкрашен такой краской или это просто солнце играет на могучей лысине именинника. Слева по ходу высился кафедральный собор Федора Ушакова. За спиной остались моя гостиница и уже почти готовый к вводу в эксплуатацию УСК. Улицы были широки и просторны.

Герои для монументов. Илья Казаков – о памятниках

— ФИФАшники уверяли нас, что Саранск планировкой улиц похож на Лос-Анджелес, — сказали мне.

Я не спорил. Город нравился мне все сильнее. И люди тут были замечательные. Искренне влюбленные в свой город. И желающие, чтобы гостям Саранск нравился хотя бы наполовину так же, как им.

Мимо меня прошел важный серьезный человек. С таким же важным серьезным портфелем в руке. С ним поздоровались.

— Это наш министр экономики, — сказали мне. – Ходит на работу пешком.

В кофейне по правую руку имелся ристретто. Не говоря уже о латте и капучино.

Гусу здесь бы сейчас понравилось, думал я. И с нежностью вспоминал его интонации, когда он рассказывал, как приехал в Саранск на юношеский турнир на неделю. И уехал в тот же вечер, напоив одного из генералов за праздничным столом. Игорю Корнееву местные краеведы из органов нашли в Мордовии тетку, о существовании которой он никогда не знал. Хиддинку обещали найти тоже, только просили чуть больше времени на поиски.

В городе было чисто. Ухоженно. Я вспомнил Белоруссию и наше растущее уважение к ней.

— Мы съедаем только пятнадцать процентов нашей сельхозпродукции, — сказали мне. – Остальные продаем.

Лапти, кофе, гармонь и кроты. Илья Казаков – о будущем Саранска

***

Грязь в Саранске обнаружилась только в одном месте. На стройке. Земля вокруг стадиона была взрыта, точно тут обитала тысяча кротов. Автобус «Мордовии» петлял по дороге так, словно за рулем был Иван Сусанин. 

Игра в страшилки. Илья Казаков − о будущем российского футбола

Главный инженер был свой, саранский. И он знал про арену все. Только спрашивал его о стройке я, а команда молчала. Но послушно фотографировалась на фоне трибун и уже возводящегося козырька над ними.

— Семин мог позвонить главе напрямую, — сказали мне. – Сейчас, увы, такого нет. Но есть идеи, как можно вернуться за один сезон в Премьер-лигу.Получивший шумную известность директор клуба Бибиков прошел мимо. Лицо у него было серьезным и задумчивым. Как у того министра экономики.

— Я в инстаграм выложил фото, — сказал мне. – Так сразу корешки из других команд начали звонить. С вопросом: с вами вместо зарплаты входными билетами и экскурсией расплатились?

Стадион мне нравился. Он был удивительно хорош и словно всю жизнь стоял на этом месте.

— Тут будет аквапарк. Гостиница.

Я смотрел и верил. Сложно было не поверить. В Саранске было не скучно. Даже без футбола.

— А какие у нас бани, — сказали мне.

Мы стояли в ротонде. Внизу переливалась на солнце река. Слева был стадион «Старт», справа Мордовское Подворье. Историко-этнографический музей. Нас там ждали. На обед и на экскурсию.

Медвежью лапу я есть отказался. Тем более что она была из рубленой говядины, перемешанной с печенью.

В мордовской избе мне сказали, что местные лапти имеют принципиальное отличие от русских. А у гармониста было грустное лицо, но играл он удивительно хорошо.

Я держал в руках лапти, слушал переливы гармони и начинал чувствовать себя иностранцем. И Саранск с каждой минутой нравился мне все больше.

Саранск

Текст: Илья Казаков

Фото: Facebook Ильи Казакова, Global Look Press

Источник: ftbl.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

19 − 18 =