Чему научили провалы сборной России на крупных турнирах — так это молниеносному поиску виновных. После Евро-2012 причиной была названа слабая дисциплина Дика Адвоката. После ЧМ-2014 – жесткий режим Фабио Капелло. После Евро-2016 причиной провала был назначен лимит на легионеров, и как его следствие – слабый уровень российских игроков. Еженедельник «Футбол» провел собственное тактическое расследование, которое показало: сборная России к чемпионату оказалась просто не готова, и невнятная игра команды стала логичным итогом ряда странных шагов тренерского штаба.

В чем не прав Слуцкий. Пять ошибок тренерского штаба сборной России на Евро-2016

Вопрос лимита относится скорее к развитию футбола в стране в целом, а результат выступления команды на чемпионате зависит от конкретных игроков и тренеров. И, как показал пример Венгрии и Северной Ирландии, добиться успеха можно даже с весьма средним составом. Хорошая подготовка к турниру и к конкретным соперникам, грамотное использование своих возможностей и нивелирование недостатков — и плей-офф становится реальностью. Всего этого у сборной России не было.

Тур де Франс. Города EURO-2016

Отсутствие вариантов в заявке

После оглашения заявки сборной на турнир главное внимание привлекло отсутствие в ней Юрия Жиркова. Штаб сборной в один голос твердил, что у зенитовца травма, из-за которой он не сможет тренироваться и играть. Трудно сказать, что стало причиной отсутствия Жиркова в составе — больной ахилл или весенний конфликт со Слуцким, но как бы то ни было, сильнейший левый защитник страны на Евро не поехал. Первые два матча в основе сыграл Щенников, и левый фланг сборной выглядел очень слабо.

Началось все с проблем в обороне: в первом тайме матча с англичанами соперник постоянно вскрывал нашу защиту на этой бровке, пользуясь несогласованностью действий Смолова и Щенникова. Несколько опасных моментов у ворот Акинфеева были следствием именно провалов нашего левого фланга, да и голевой штрафной заработал именно Щенников, не успевший вовремя поджать центральных защитников.

В чем не прав Слуцкий. Пять ошибок тренерского штаба сборной России на Евро-2016

Щенников теряет позицию, и Уокер получает мяч у него за спиной

Перекос на правый фланг был заметен и в атаке. Если против англичан наша команда много оборонялась и при редких атаках он не давал о себе знать, то в матче со словаками левый фланг не заигрывался вообще. Лишь изредка кто-то из защитников пытался найти диагональю Щенникова на краю. Даже если мяч доходил до армейца, он был лишен поддержки: Смолов на фланг смещался очень редко и с партнером по бровке не взаимодействовал. Поэтому Щенников обычно играл назад: он предпочитает самостоятельно игру не обострять и сам себе момент для подачи создает с трудом. Однако в матче со Словакией Слуцкий не рискнул выпустить на этой позиции более атакующего игрока, и все нападение россиян шло через противоположный фланг. Даже с учетом матча против Уэльса, где слева играл Комбаров, наша сборная оказалась на одном из последних мест на турнире по количеству атак левым флангом.

После травмы Денисова возникли новые претензии к подбору игроков тренерским штабом. Внезапно оказалось, что в заявке нет больше ни одного опорника. На Евро не поехали ни Тарасов, ни Оздоев, которые могли бы сыграть на позиции динамовца. Сложилось впечатление, что плана «Б» на случай отсутствия Денисова у Слуцкого вообще не было. Иначе сложно объяснить, почему в обойме из шести центральных полузащитников не оказалось ни одного разрушителя и заменять Игоря пришлось Нойштедтеру, которого брали как центрального защитника. В целом выступление натурализованного немца не вышло провальным, но само по себе отсутствие вариантов на ключевой позиции в центре поля вызывает большие вопросы.

Сочетания в опорной зоне

Потеряв Дзагоева и Денисова, Слуцкий все же решил не отходить от модели с двумя полузащитниками в центре поля — просто теперь на них были возложены несколько иные функции. Основную пару в центре составили Головин и Нойштедтер, которые должны были в первую очередь обеспечить надежность в обороне. В целом с этой задачей они справлялись, и большое преимущество англичан в первом матче стало следствием всей системы обороны сборной России. «Львы» за счет смещения крайних полузащитников в центр и опускающегося ниже Руни получали численное превосходство в середине поля: на двух центральных полузащитников россиян зачастую приходилось четыре соперника, а высокие позиции крайних защитников сборной Англии запутывали фланговых игроков нашей сборной и растягивали оборону.

В чем не прав Слуцкий. Пять ошибок тренерского штаба сборной России на Евро-2016

Полузащита россиян растянута, Руни никто не атакует, и у него есть три варианта развития атаки по центру

Головин и Нойштедтер закрыть всех соперников физически не могли. Тем не менее некоторые опасные моменты возникали из-за их позиционных ошибок: Нойштедтеру явно не хватало сыгранности с партнерами, а Головину еще и опыта. В следующей игре словаки перед нашими центральными полузащитниками серьезных оборонительных задач не поставили, но в матче с ними дала о себе знать беспомощность этой пары в атаке. Доставка мяча в атакующую треть в их обязанности не входила — в матче с Англией они не предлагали себя защитникам в первой фазе владения, видимо, чтобы исключить любой риск. Поэтому большинство атак наша команда начинала длинным пасом в сторону Дзюбы. Головин и Нойштедтер оставались ближе к центру поля, предпочитая не поддерживать атаку, а страховать своих партнеров. Но если против англичан такая игра была оправданна, то против Словакии их пассивность и неумение найти партнера впереди серьезно ограничивала команду в нападении. Усилить центр поля атакующими игроками Слуцкому пришлось бы, даже не пропусти мы два гола в первом тайме.

Страна, где умирает футбол. Андрей Вдовин — о том, почему России никогда не стать Исландией

Вторая пара центральных полузащитников, Глушаков и Мамаев, наоборот, была ориентирована в первую очередь на атаку. Футболист «Краснодара» в клубе играет в нападении, и его перевод в центр поля изначально был риском. В матче со Словакией этот риск в какой-то степени оправдался: Мамаев сумел заменить Дзагоева в части доставки мяча в нападение. Павел проникающими передачами из опорной зоны переводил мяч в атакующую треть, наши форварды стали регулярно получать мяч, и словаки оказались прижаты к своим воротам. При этом и Мамаев, и Глушаков, который должен был своей подвижностью компенсировать медлительность партнера, сами очень активно поддерживали атаки, что вылилось в забитый игроком «Спартака» гол.

Однако то, что в игре против отошедшей назад, игравшей по счету и подуставшей Словакии, было козырем, в матче с Уэльсом стало проблемой. Россияне вместо владения мячом и раскачивания обороны соперника стали форсировать атаку, быстро и большими силами шли вперед, оставляя валлийцам массу пространства для контратак. Мамаев очень активно поддерживал атаку и не успевал вернуться в оборону, а Глушаков слишком часто ошибался при выборе позиции и не мог сдержать быстрые выпады оппонентов.

В чем не прав Слуцкий. Пять ошибок тренерского штаба сборной России на Евро-2016

Глушаков занимает неправильную позицию и выбрасывается на игрока с мячом. Его легко обыгрывают, и Уэльс выходит на свободное пространство

Валлийцам не составило труда разобраться с нашей не самой быстрой обороной на свободном пространстве. К сожалению, Слуцкий так и не смог найти оптимального сочетания в ключевой центральной зоне: одна пара полузащитников была слишком оборонительной, вторая — слишком атакующей. При этом главный тренер сборной не попытался перестроить центр поля на другую, более сбалансированную модель, и в ключевые моменты наши центральные хавбеки были не в состоянии справиться с контролем игры.

Шатов на позиции «десятки»

К проблемам центра поля можно отнести и использование на позиции «под нападающими» Олега Шатова. Ни в сборной, ни в клубе зенитовец на этой позиции никогда не играл, и его выступление в товарищеских матчах перед Евро совсем не впечатлило. Однако Слуцкий продолжил выпускать его на неудобной позиции, и Олег зачастую просто не знал, что делать на поле. В матче с англичанами он был полезен при высоком прессинге и в редких контратаках — здесь его скорость, подвижность и неплохая техника были востребованны. Однако как только начиналась позиционная игра, Шатов совершенно терялся. Он пытался отходить назад и начинать атаки из глубины, но форварды впереди были закрыты, а индивидуально пройти насыщенную оборону он не мог.

В чем не прав Слуцкий. Пять ошибок тренерского штаба сборной России на Евро-2016

Шатов получает мяч в опорной зоне, но все партнеры в атаке закрыты. Зон для индивидуального прохода тоже нет

При забросах на нападающих из глубины он был плохим помощником: ни габаритов, ни умения играть на подборе у него нет. А в позиционных атаках Олега постоянно тянуло на фланг: в центральной зоне мяча и пространства для работы с ним у зенитовца не было. Однако и на краю пользы от него было немного: футболиста, хорошо и остро играющего в касание, с которым Шатов мог бы обыграться для прохода внутрь обороны соперника, среди нападающих сборной не оказалось. Отсутствие Романа Широкова, который оказался физически не готов к турниру, сильно ударило по атаке россиян. Его выход на замену в матче со Словакией стал голевым — как раз с ним обыгрался отошедший на фланг Шатов, перед тем как отдать голевую передачу. К сожалению, это был лишь эпизод. Постоянно играть Широков не мог, а полноценно заменить его Шатов оказался не в состоянии. Все его сильные стороны нивелировались неподходящей ролью и неподходящими партнерами в линии атаки.

Трио форвардов

Слуцкий понимал, что с Головиным, Нойштедтером и Шатовым в центральной зоне команда потеряет значительную часть своего атакующего потенциала, и попытался компенсировать эту потерю за счет мощной линии атаки. К сожалению, эта затея также оказалась неудачной. В первую очередь страдала доставка мяча нападающим: за первые полтора матча ничего лучше заброса в направлении Дзюбы наша команда придумать не смогла. Тем не менее в игре с Англией иногда из этих забросов возникали моменты: Смолов и Кокорин цеплялись за скидки центрфорвада в атакующей трети и старались завершать атаки ударами. Но при этом возникали проблемы на своей половине поля: из-за негибкой системы обороны Кокорину и Смолову приходилось отрабатывать по бровке до своей штрафной. В старании им не откажешь, но обычно в клубах они играют в центре атаки, и ожидать от них качественной оборонительной игры не приходилось. В итоге фланговые защитники англичан получали много свободы на краях и активно ею пользовались, что приводило к моментам у ворот Акинфеева.

В чем не прав Слуцкий. Пять ошибок тренерского штаба сборной России на Евро-2016

Смолов располагается слишком далеко от Уокера, выбрасывается и дает себя обыграть

В матче со Словакией, глубоко садившейся в оборону, россияне начали меньше использовать длинные передачи и пытались доставить мяч в атаку низом. Регулярно стало получаться лишь во втором тайме с выходом Мамаева, но возникла другая проблема — в позиционном нападении наши форварды между собой практически не взаимодействовали. В атаке не нашлось игрока, который связал бы нападающих и между собой, и с остальной командой, и чаще всего кто-то из игроков атаки пытался решить момент самостоятельно. Из-за этого страдала вся команда: защитники делали ускорения по флангам вхолостую, атаковала сборная узко, не задействуя всю ширину поля и не растягивая оборону соперника. Кокорин и Дзюба еще пытались иногда комбинировать, пусть и без особого успеха, а Смолов играл отдельно от команды, практически не замечая и не заигрывая партнеров. Нападающий «Краснодара» предпочитал действовать в одиночку и, получая мяч, либо сразу бил, либо лез в обводку. Неудивительно, что каждый третий удар россиян на турнире был заблокирован: команда не двигала мяч в атаке и не создавала свободного пространства, поэтому игроки соперника успевали накрыть бьющего игрока.

В чем не прав Слуцкий. Пять ошибок тренерского штаба сборной России на Евро-2016

У Смолова три варианта для передачи, но он идет в обводку и теряет мяч

Получалось, что наши нападающие были отрезаны не только от остальной команды, но и друг от друга. Ни о какой сыгранности речь не шла, и в заключительной фазе атаки все скатывалось к индивидуальным усилиям, а класс наших нападающих все же не настолько высок, чтобы в одиночку решать судьбы матчей на европейских форумах.

Слуцкий без работы, РФС без Мутко, чемпионат без лимита. Возможные последствия позора сборной России

Подготовка команды

Помимо проблем со своей игрой, наша сборная продемонстрировала очень низкий уровень подготовки к конкретным соперникам. Небольшое изменение первоначальной расстановки англичан привело к их очень серьезному преимуществу в центре поля, а подопечные Слуцкого к этому оказались совершенно не готовы. После этого на матч со Словакией Россия вышла играть в тот же самый футбол с акцентом на оборону, не представляя, как играть в позиционной атаке, — хотя как раз словаки предоставили для этого массу возможностей. А когда тренерский штаб спохватился и выпустил атакующий состав — было уже слишком поздно, и два мяча отыграть команда не успела. Против быстрого Уэльса Слуцкий тоже выпустил сверхатакующий состав, который ввязался в обмен атаками с валлийцами и предсказуемо провалился: остановить контратаки соперника такой набор игроков был не в состоянии.

***

Эти попытки сыграть от себя, а не от соперника, были бы оправданны, имей сборная России отработанную систему игры. К сожалению, в целом на турнире наша сборная предстала разбитой в лучшем случае на отдельные звенья, слабо связанные между собой. Собрать из них цельную команду у Слуцкого не получилось. Наш главный тренер не смог создать модель игры, где использовались бы сильные стороны его футболистов. Модель, в которой форварды не обороняются у своей штрафной, у Шатова есть с кем обыграться, в атаке работают оба фланга, а медленного Мамаева всегда есть кому подстраховать. Из тех же игроков можно было слепить неплохую команду. Хочется думать, что Слуцкому просто не хватило времени. Теперь будет пробовать другой тренер — времени на подготовку у него будет предостаточно.

Текст: Григорий Ефимов

Фото: Global Look Press

Источник: ftbl.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

7 + шестнадцать =