К старту нового сезона Лиги чемпионов УЕФА представил очередную реформу, которая даст четырем главным лигам по четыре обязательных места и снова ограничит права всех остальных. Это еще один всплеск на пути самой крупной революции в истории спорта — созданию единого европейского турнира, уже названного в прессе Суперлигой. Еженедельник «Футбол» объясняет, почему национальные чемпионаты могут превратиться в один большой турнир, кто в этом виноват и зачем все это нужно.

Проклятый Юнайтед. Почему создание евролиги - реальность

Что не так с нынешней системой

Еще в феврале этого года президент «Барселоны» Хосеп Бартомеу встретился с британским BBC и толково поговорил о деньгах и распределении ролей в современном футболе. Говоря про Лигу чемпионов, он предложил такую идею: «Почему бы иногда для интересов футбола не давать уайлд-кард, как в теннисе? Бывает, топ-клубы проводят плохой сезон, и это большое наказание, если они потом не сыграют в Лиге чемпионов. Нам нужна более сильная лига и все больше и больше интереса для фанатов». Важно, что Бартомеу совсем не намекал на себя: «Барселона» в Испании и так докатится до ЛЧ в любом состоянии.

Иллюзия обмана. Пять неожиданных участников группового этапа Лиги чемпионов

Сразу вечный вопрос: а кто считается топом? Ответ есть у аудиторской компании Deloitte, которая каждый год составляет рейтинг самых доходных клубов мира, измеряя показатели мерчандайзинга, выручки в игровой день и стоимости ТВ-прав.

Проклятый Юнайтед. Почему создание евролиги - реальность

Конечно, измерять «топовость» одними доходами нельзя. Это сложное, во многом абстрактное понятие, слепленное из популярности, титулов и исторического величия. Но если использовать все показатели, включая собственное субъективное восприятие, то список топ-клубов Европы более-менее совпадет («Ньюкасл», серьезно?) с рейтингом Deloitte.

Опасные моменты. Кого надо бояться ЦСКА

При этом в группах Лиги чемпионов нового сезона из 20 доходных клубов не сыграют десять. Зато там будут «Лудогорец», «Брюгге», «Копенгаген» и прочая экзотика. Их участие справедливо, необычно, полезно, но абсолютно неинтересно примерно нигде, кроме их стран. Кому в условной Англии нужен матч ЦСКА — «Байер»? Разве только Ахмеду Мусе и паре русских олигархов для вечерней дозы ностальгии по родине. В рамках континента зрителей по-настоящему цепляют всего несколько десятков вывесок. И чтобы их увидеть в нынешнем формате, надо ждать сначала квалификацию, а потом большую часть группы.

В результате около 30-40% якобы исключительного турнира на деле выглядит как сиквел рутинных игр чемпионата. Говорить о Лиге Европы на этом фоне вообще не имеет смысла. Второй по силе турнир УЕФА не спасает ни один ребрендинг, и он давно мутировал в андеграунд-проект, куда всемирно известные коллективы заскакивают либо по ошибке, либо на вираже персонального кризиса.

Что еще не так с нынешней системой

Серьезная доля проходных матчей — вирус не только Лиги чемпионов, но и турниров сборных. Правда, у них есть сильный козырь — ощущение интернационального праздника, который надо долго ждать и долго готовить. Но даже он бьется как минимум тремя современными аргументами.

Первый — рост важности клубных дел. Для футболистов чемпионаты Европы или мира по-прежнему — честь и мечта, тем не менее многие из них приезжают туда затасканными долгим сезоном в клубе, где они бились за признание, авторитет и длинный ряд контрактных нулей. Сохранить место в хорошем клубе все чаще более важно, чем регулярно играть за сборную. Уже никто не удивляется, что, например, Златан Ибрагимович закончил со Швецией и перепрыгнул в «Манчестер Юнайтед».

Второй — самоубийство Евро и ЧМ. В ежегодном формате Лиги чемпионов пустые матчи опасны не так сильно, как в турнире четырехлетия, от которого ждешь уникального праздника каждый час, а получаешь матч Румыния — Албания. «Уровень на чемпионате Европы был не тем, на который мы надеялись», — сказал защитник сборной Германии Матс Хуммельс. Эти соревнования должны быть до предела начинены сочным вкусом. Вместо этого УЕФА раздвигает чемпионат Европы до 24 команд, а ФИФА планирует раскатать Кубок мира до 40. В обмен чиновники получат благодарные голоса второстепенных федераций, которых хватит для вечного переизбрания на все новые сроки. Ах да, официальная версия расширения — популяризация игры. Как именно во многом фиктивный отборочный раунд и позорное избиение неподготовленной к таким боям команды вдохновит пацанов в этой стране на футбол, не сообщается.

Третий — стирание национальных граней. В основном составе победителя Евро-2016 — сборной Португалии два человека родились в Кабо-Верде, один — в Анголе, еще один — в Германии, у двоих в крови есть французская половина, Пепе — вообще недавний бразилец. За Норвегию забивает темнокожий форвард, игрой Германии управляет турок, Англия надеется на парня из Ямайки. Даже консервативная Россия по разным причинам выдала паспорта цвета кремлевской стены сразу четырем иностранцам за полгода.

Таковы реалии нового мира, где национальность — это гибкая и неустойчивая позиция. На клубном уровне давно забыли, кто из какой страны. Теперь интернациональность состава — примета статуса и широких возможностей выбора. Во всем этом мультикультурном котле слепая врожденная любовь к флагу год за годом будет уступать другим мотивациям.

Опасные моменты. Кого надо бояться «Ростову»

В целом Европа массово унифицируется. По континенту действует одна валюта, границы едва прикрыты, как калитка в соседском огороде, а благодаря Шенгенской зоне слетать за день в три страны легче, чем выжить в плацкарте поезда Адлер — Санкт-Петербург. Парадокс: сколько бы политика ни бомбила новостями о кризисе ЕС и референдуме Великобритании, в социальном и ментальном плане Европа все теснее срастается в одну большую страну.

Современный футбол — эпоха аристократии. Группе властной элиты не нравятся существующие условия жизни, и у них есть возможности перекроить все под себя, что очень ровно укладывается в мировые тенденции. Так что революция неизбежна. Более того: у нее уже есть лидеры и место для активного старта.

Проклятый Юнайтед. Почему создание евролиги - реальность    

Кто всех объединит

Снова к рейтингу Deloitte. В первой двадцатке самых зарабатывающих клубов больше всего представителей Англии — 9. Если развернуть данные, то цифры будут только серьезнее — 17 англичан среди 30 богачей. В ответ та же «Барселона» планирует расширять стадион, увеличивать чистую прибыль, но глобально это ничего не изменит. Финансовое превосходство АПЛ будет расти.

С августа Премьер-лига села на алмазный ТВ-контракт: суммарно около 10,4 млрд фунтов за три года. Это на 70% жирнее, чем прошлое соглашение, которое сводило с ума весь мир. Рядом с другими чемпионатами Англия теперь, как Юпитер около апельсина. Среди всех безумных данных, которые носились по медиапространству, наиболее жуткие такие: за победу в Лиге чемпионов «Реал» получит чуть меньше сотни миллионов евро, «Халл» за бултыхание в Чемпионшипе и выход в АПЛ — более двухсот. Попадание в топ-20 мирового списка Deloitte таких в общем-то скромных команд, как «Эвертон», «Вест Хэм», «Ньюкасл», — заслуга именно телевидения. Согласно данным, процент бродкаст-выплат в их бухгалтерии скачет в районе 60-70% от всех доходов. Напоминание: никто из них не играет в Лиге чемпионов.

Нету там пока и «Манчестер Юнайтед», что не мешает ему бить трансферные рекорды человечества и готовиться официально прыгнуть на верхушку списка доходности. По прогнозам аналитиков, в следующем рейтинге «МЮ» обойдет испанцев и надолго станет первым. Причем ТВ-контракт тут не главное — у манкунианцев на трансляции матчей приходится всего 27% выручки. Зато на коммерцию (спонсорские продажи, реклама и т.д.) — 51%.

Остров сокровищ. Что нужно знать о ситуации с офшорами

Соотношение в «Манчестер Юнайтед» наиболее ярко отражает важный вывод: непобедимое могущество английских клубов пылает не только из медиа. Солидные деньги от ТВ — это и следствие, и причина одновременно. АПЛ дают огромные деньги, поэтому она так популярна, и наоборот, АПЛ так популярна, поэтому ей дают огромные деньги. Счастливо замкнутый платиновой цепочкой на толстом запястье круг. Ничто в футбольном мире на регулярной основе не смотрят так часто и не освещают так тщательно, как Премьер-лигу.

У АПЛ есть бездонная яма денег, невероятная культура боления, религиозное отношение фанатов, благополучие в каждой точке, бесконечные перспективы и запредельная концентрация звезд. Чтобы перечислить всех серьезных ребят Премьер-лиги, потребуется отдельный журнал. Для эффекта хватит и тренеров: Моуринью, Конте, Гвардиола, Раньери, Клопп, Венгер, Почеттино. Причем многие герои других лиг бегут в середняки или откровенные аутсайдеры АПЛ, понимая, что никакой ЛЧ им там не увидеть. И это никого не останавливает, потому что все больше людей осознает: английская Премьер-лига сегодня и завтра — абсолютно самодостаточная вселенная. Оглянитесь по сторонам: настоящая Лига чемпионов — это АПЛ.

Тем страннее, что в масштабе всего спорта чемпионат Англии на данный момент только четвертый. Больше него заработали за сезон баскетбольная NBA (4,7 млрд евро), бейсбольная MLB (8,6 млрд евро) и главная лига американского футбола NFL (11,8 млрд евро). В состав последней входит и самый дорогой спортивный клуб планеты «Даллас Ковбойз», который Forbes оценивает в 4 млрд долл. и который стал первым за шесть лет лидером этого исследования не из соккера.

В современных условиях глобализации и расслоения интересов зрителя футбольные клубы с экономической стороны борются уже не между собой, а с другими видами спорта. Сейчас выгоднее привлечь деньги в сферу и делить их уже там, чем рвать что-то из невесомости. АПЛ, в принципе, сможет толкаться с американскими монстрами в одиночку. Но если добавить в этот напичканный здоровьем организм «Баварию», «ПСЖ», «Ювентус», «Барселону», «Реал», заменив ими разные «кристал пэласы» и «борнмуты», потенциал станет безграничным.

Какие были конкретные действия

Весной английские журналисты заметили топ-менеджеров пяти клубов — «МЮ», «МанСити», «Арсенала», «Челси» и «Ливерпуля» — у входа в лондонский отель «Дорчестер». По информации СМИ, боссы главных команд АПЛ провели там встречу с целью возможного создания евролиги. Позднее ее участники, разумеется, все опровергли. Но тут важен не их комментарий, а деталь в виде американского миллиардера (состояние 12 млрд долл., замыкает 80 самых богатых людей мира) Стивена Росса, который якобы был одним из инициаторов собрания и который владеет клубом NFL «Майами Долфинз».

Росс не единственный крупный бизнесмен, заинтересованный проектом единого чемпионата. Самый богатый человек Китая Ван Цзяньлинь (состояние 28,7 млрд долл., 18-е место среди миллиардеров планеты) через свою компанию Dalian Wanda Group открыто заявил о начале переговоров с клубами ведущих европейских лиг об их объединении. Чем там все кончится, неизвестно, но Wanda Group в футболе точно не пустышка. Это она купила 20% акций «Атлетико» за 45 млн евро и маркетинговую компанию Infront Sports & Media, которая владеет рядом эксклюзивных ТВ-прав, за 1,2 млрд долл.

Лестница в небо. Как Китай собирается покорить мир

Пока что сильные клубы тестируются на летнем формате международного Кубка чемпионов, гастролируя по другим континентам и заполняя там стадионы. И заодно готовятся к Лиге чемпионов, где с 2018 года запустится та самая новая реформа. Ее суть в том, что четыре команды из четырех лучших лиг получат гарантированные места в групповом этапе. Сейчас у Англии, Италии, Испании, Германии только 11 таких мест. При сохранении общего числа участников групповой стадии квота в минус пять ударит по всем второсортным чемпионатам, цинично задвигая их мечты о славе в мрак Лиги Европы.

Проиграв в Робин Гуда и отдав богатым деньги бедных, УЕФА признал, что всерьез боится евролиги. Открытого бунта на этом корабле пока не было, но пассажиры первого класса уже ведут себя слишком нагло. Конец традиционного мира в любом случае наступит. Все что может УЕФА — отсрочить его. Только неясно зачем.

Осознанно или нет, но смерть сегодняшней иерархии и создание новых условий — это наш с вами выбор.

 Проклятый Юнайтед. Почему создание евролиги - реальность

P.S. Подробнее о реформе Лиги чемпионов

Сейчас представители Англии, Германии и Испании имеют по три гарантированных места на групповом этапе, Италия — два. Еще по одной команде этих стран должны играть в квалификационном раунде, что не дает им обязательной победы. Так, в этом сезоне отборочный плей-офф проиграли «Рома» и «Вильярреал». Новая реформа, которая вступит в силу с сезона-2018/19, во-первых, расширяет квоту каждой страны-лидера, а во-вторых, дает им большее гарантированное количество участников в группе. Теперь групповой этап будет минимум на 50% (в реальности почти всегда больше) состоять из грандов.

Анекдот с бородой. Что происходит с аргентинским футболом

Подсчет коэффициентов для рейтинга клуба станет более персонифицированным: УЕФА снижает зависимость команд от общих результатов своих стран, давая дополнительную возможность крепким клубам из не самых сильных лиг. Другое важное изменение — введение «исторического успеха» при подсчете коэффициента.

Лига чемпионов официально начнет учитывать прошлые заслуги клубов. В перспективе этот пункт поможет популярным командам, у которых в настоящее время слабые результаты, — как раз что-то вроде уайлд-кард, о котором говорил Бартомеу.

Кроме того, УЕФА обещает увеличение бюджета для всех, новую систему распределения выплат с большей зависимостью от спортивных результатов, а не начальных долей и создание специальной дочерней компании, которая будет разрабатывать стратегии управления клубным футболом. Более подробные детали реформы представят в конце 2016 года.

Текст: Роман Абрамов

Фото: Global Look Press

Источник: ftbl.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

4 × 5 =